Она подхватила чужую идею,
озвучила
и ушла на дно.
Что-то потом случалось, но на самом деле
ей всегда было все равно.
Она не знала ни одного языка
из тех, на которых пела,
даже родного.
Никто так и не понял потом,
что она все-таки сделала.
Она загибала
назад челки,
выдыхала томно,
но смысла в этом не понимала.
Она была в меня влюблена
дольше, чем я в нее.
Она хотела на всех,
кто пишет стихи, написать:
"Пишу стихи.".
Она не прощала смех,
но прощала грехи.
Однажды
она попрощалась со мной -
совершенно беззвучно.
Впрочем, это случилось дважды,
так она строила из себя мученика.
Не знаю, смогла или нет.
У меня в свое время не получилось
дать ответ
на нее "я боюсь"
и сделать из нее принцессу.
Она так и осталась бесом,
попрощалась со мной, но до сих пор не прощает,
а я до сих пор смеюсь.

14 июня 2007