• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:41 

Я бы хотела белый мир
И снова писать стихи.
Окись жизни -
И чтобы слово "окись" было во всех словарях.
Я бы хотела белым цветом закрасить свои грехи
И начать по новой.
Я бы хотела заложить основу
Для новых падений.
У меня не срастаются звуки
С цветами моих наваждений.
Бей в барабан,
Открой свои двери.
Кто бы ты ни был,
Я тебе верю.
Я начну тебе верить,
Как только ты опрокинешь стакан.

17 июля 2010

20:37 

Когда мы встречаемся, всегда зима,
Так холодно, что холод не имеет дна.

2010

20:37 

Я не могу о тебе мечтать,
Я не могу по тебе страдать,
От желания осталась
Почти только одна усталость,
Но что-то еще бьется между сердцем и животом.
Я, по традиции, оставлю то самое слово на потом.
Я почти прыгаю с крыши,
Мой голос все тише,
Он шепчет твое имя и добавляет "услышь",
Он называет тебя "малыш".
Все сложнее фантазировать о тебе,
Ты все реже приходишь во сне,
А я все чаще жду таких снов.
Я словно падаю в глубокий ров.
Я лечу спиной вниз, а ты остаешься наверху.
Ты удаляешься, и я чувствую, что больше так не смогу.
Не проживу даже одного дня.
Во мне слишком много огня,
Он выжег все, оставил только себя и пустоту.
Между жизнью и мечтой я, определенно, выбираю мечту.
Только как же вернуть твой образ.. Черт, что же со мной стало..
Мне бы всего лишь образ, хотя его, конечно, мало.
Если б ты был настоящим, я бы прошла
Всю землю, я бы точно тебя нашла,
Чтобы дотронуться до твоей груди.
Есть что-то, что не дало бы мне сбиться с пути.

2010

20:35 

Она была такой неприятной, к ней на выдох не мог подойти никто.
Потные руки, юбка помятая, старое розовое пальто.
Она приглашала на танцы медленные, от кого-то даже цветы принимала.
И, вероятно, в чем-то была стервой, но этого, определенно, было мало.

Она ощупывала водянистыми глазками все животы проходящих дам.
Дома рисовала их тусклыми красками и ночью пила феназепам.
Она летом ходила на свидания, чаще вслепую, а то и в ночь.
У нее даже не было никакой мании, а таким кто из нас может помочь..

2010

20:33 

В чае со льдом отражаются призраки сна,
Там ждет за пятым кварталом поэта весна,
Холодом пальцы считают количество лет:
Еще двадцать монет, всего двадцать монет - и должно хватить на билет.

Через дорогу зазывно горит светофор,
Врет - только стоит ступить, передернет затвор.
Встанут из грязи все образы прожитых зим.
Ну и что, сигаретный дым, есть сигаретный дым - значит ты не один.

Мир с видом школьницы в мае сжимает тиски,
Стены раскрашены в желтый, но слишком близки.
Даже под клавишей 'точка' завелся подвох.
Тебе что-то кричит бог, надрываясь, кричит бог - и ты делаешь новый вдох.

28 января 2010

20:11 

У меня всегда было довольно хреново со страстью,
За это в меня бросали камни и обвиняли во лжи стихи,
Мне приписывали невозможность быть в чьей-то власти,
Мне вливали в открытую глотку мои грехи.

Меня били по скулам, меня окунали в воду,
Кормили экстази и не давали феназепам.
Мне кричали про дрожь, про любовь, про погоду,
Прибивали по вторникам сталью к моим годам.

И вот после всех этих тщетных чужих попыток,
После "выросла", "ладно", "да бог с ней" и "все пустяк",
Мне вдруг встретился ты и открыл эру пыток,
Не для выгоды, не ради денег, а просто так.

Ты мне снишься по пятницам, средам и летом,
Поражает твоя способность убивать настолько издалека,
Ты за сорок пять лет и страшное число километров
И все же ближе сводов этого невыносимого потолка.

В твоем арсенале руки, улыбка и плечи.
Плечи, плечи, плечи миллионы раз.
Я ненавижу то, что представляю тебя сто раз за вечер,
Но все же не могу оторваться от твоих бездонных глаз.

Мое тело стало тяжелым и невесомым сразу,
Мои губы все чаще открыты, я все чаще дышу ртом,
И все это значит только одну совершенно дикую фразу,
Написание которой здесь я все оставляю на потом.

Да что мне делать, как живут с этим все эти люди,
Уверена что однажды где-нибудь в метро я просто закричу.
Говорят, это прогрессирует, господи, что же будет,
Я уже сейчас могу убить себя от того, как сильно я т

15 декабря 2009

20:09 

Не поэтессный взгляд, не запутанные сигаретами руки,
Я не кутаюсь в ша.. ни во что, не страдаю от вашей скуки.
У меня в глазах не Питер (не убить ли себя за это слово..),
Не тонкая нежность дождей (вот от этой фразы любому трезвому человеку станет херово).
Там отрывки из "Ягуара" с мечтою быть чьей-то и где-то,
Там все прочие фильмы, в которых встречается его мексиканское лето.
Там Куба без всяких этих - про лифчики и хорошие фигуры,
Там, если женщина, то не с загадкой, а полностью обнаженной натурой.
У меня в глазах не больше, чем зрачки на черном, видны вокзалы,
Измены, страдания, кофе и места, в которых дело за малым.
Нет. Где тут восклицательный знак.. У меня все просто.
Автомат по кличке Кемпер, по кличке Клиффтон - остров.
Никакой этой ругани на разврат и антиморальность,
Никакого принятия слов "нормальность" и "ненормальность".
Небо - есть, каюсь. Каюсь сто тысяч раз и еще пару.
Но в это небо не запиханы песни, волосы и гитары.
На него не налеплены скулы и.. все, окончательно перечисления надоели.
Того, что есть там у всех. Но я такая же, как все, съели..
Те же детские настольные игры и та же квартира без кресел,
Та же нелюбовь с риску и влюбленности, нелюбовь к интересу.
Узнаете? Нет? Да ну блин, тогда просто поверьте - снова.
Но с чего бы, если мне от ваших фраз становится херово,
Если у меня все эмоции заканчиваются на кончике ножа по кличке Дамер..
И если я люблю, люблю заточения внутри всех вышеобозначенных камер.

29 ноября 2009

20:05 

О том, кто же все-таки самый высокий в мире

Тебе бы представить, как я тебе не верю -
Только хоть однажды вообразить.
Это чувство неверия не знает меры,
А значит не может ее изжить.

Оно как все самое-самое в мире -
Я изучала зоологию и прочие науки.
Когда я по субботам стреляю в тире,
Мое неверие твоим словам - в звуке.

В том, с которым срываются жирафы
С пластиковых пьедесталов картонных полей.
Ты знаешь, мне это все уже по.. по этапу,
Разоври меня хоть на тысячу частей.

Лишь бы не быть стоп-краном там, где твои двери,
Я согласна даже жить тем, что не умрет.
Просто однажды я не сделаю вид, что верю,
Где-то через три дня после того, как наступит новый год.

29 ноября 2009

19:53 

Дождь скрывает твои следы,
А что ему еще делать..
Ты подкупила его красотой тела,
Когда тебе все надоело,
И хотелось только воды.

И я ищу тебя по волосам -
По их запаху и цвету вишни,
В прошлый раз ничего не вышло,
Но с тех пор я стал лучше слышать
И слышу твоих богов голоса.

Они зовут тебя в страны грез,
Где солнце ярче, конечно, светит,
Где небо всегда на мольбы ответит,
Идти туда помогает ветер,
Но я еще верю, что ты не всерьез.

Что я поймаю тебя за рукав
Однажды в полдень днем весенним,
В секунду стану твоим спасеньем,
И, оглушенная птичьим пеньем,
Ты громко скажешь, что все пустяк.

18 мая 2009

19:43 

Отвернешься - уже готова,
Обрамленная льдом весенним,
Для влюбленности, для озноба,
Пережившая новоселье,

Затворившая двери тира,
С перерезанными крылами,
Она встала на карту мира
Сапогами.

12 мая 2009

19:42 

Когда я закончу писать про девочек,
тонких и ломких, с небес сошедших,
когда я растрачу последнюю мелочь,
когда перестанут звать сумасшедшей,

когда с верхних полок польется градом
вина за все боли и все раздоры,
я, может, пойму, кто живет с тобой рядом
Когда я забуду последний спор,

когда мои сны изойдутся трещинами,
когда все заменят горчицу на соты,
когда у меня не останется женщин,
я, может быть, пойму, кто ты.

16 марта 2009

19:42 

Был - да вышел весь
Мальчик из соседнего подъезда
С мощными воротами на въезде
В душу. Да мы и не знали, что она у него есть.

Жил - и нет его.
Для него теперь не действуют законы.
Даже если б мы и были с ним знакомы,
От знакомства бы сегодня не осталось ничего.

Это просто рок.
Не давать себе свободы, словно в клетке птице,
И не отпускать себя в свои же небылицы,
Чтоб однажды пулю отпустить себе в висок.

27 февраля 2009

19:41 

Я напьюсь до предела
И сразу до ста
неразборчивых строчек.
Я прыгну с моста,
а потом перейду через мост.
Как мне все надоело,
до черного неба,
до точек в глазах.
У меня начинается пост.
Я не буду срываться на зле,
я не буду есть после шести
чьи-то слезы и чьи-то слова.
Сколько же в вас есть боли.
Ах, убить человека
или сесть на иглу
это просто пароли,
чтоб пустили звериную мглу.

27 декабря 2008

19:40 

Ты вечно один, и весь мир изломан,
Но жизнь должна все же чего-то стоить.
А раз у тебя нет родного дома,
То надо, конечно, его построить.

Да, все, что ты сделал, осталось пылью
На мертвых останках былой отваги.
Но если с рожденья не дали крылья,
То должно их вырезать из бумаги.

2 октября 2008

19:39 

Ах, что же такого, ведь теплая спальня,
Мурлыкает кошка, и стынется чай.
Из сна не проснулись, и сон не печалит,
Во сне разругались с тобой сгоряча.

Потом помирились, склубились клубками,
А теплое солнце открынуло день,
И день осветил все, что есть между нами,
Романтику, взглядовую нежнотень.

Пушистые тапки спешатся к кровати,
Ты первая встанешь, откроешь окно,
Зевнешь, порассыпешь булавки некстати
И взглянешь на небовое полотно.

Я выползу из-под постельной вуали,
На цыпочках сзади к тебе подойду,
Закрою руками тебя от печалей,
Начну в оба ушка шептать ерунду.

Вплету тебе в волосы синие бусы,
Попереищу в тебе боль прошлых лет,
Слижу те года, когда ты была грустной
Подкину вверх решками пару монет.

Рассмотришь их, переплетешься руками
Вокруг моей шеи, заглянешь в глаза.
Расскажешь о том, что же есть между нами –
Опасные сны, ветер и чудеса.

25 сентября 2008

19:38 

Подмосковная девочка, дочь бессонных ночей,
Станет идолом вечности – и других мелочей,
Станет знаком рождения праведных слов,
Станет всем. У нее будут сотни врагов,
У нее будет памятник из костей и сердец,
На серебряных пальцах – двадцать черных колец,
Под серебряным троном – золотая печаль,
А на каждом окне будет биться свеча
Каждый вечер, в котором не будет ее.
Подмосковную девочку погубило зверье,
Разорвали на ленточки и сожгли на костре.
Подмосковная девочка, где же ты, где..
Мир не ест месяцами, ожидая звонка,
Мир покрыт чудесами.

Люди вышли из тени, из десятков теней,
И я знаю, что больше не будет затмений.
Тебе в память зажгли сотни тысяч огней.
И я тоже сижу со свечей у окна,
Без тебя мы одни, без тебя я одна.

4 сентября 2008

19:36 

Даю инструкцию: брось меня,
Вернись ко мне, отрежь мне руки,
Разреши мне тебе изменять.
Видишь.. Я умираю от скуки.

Я подарю тебе аллерген,
Скажу, что не хочу быть с тобою вместе.
Опишу тебе каждую из измен.
Видишь.. Я умираю от жажды мести.

Я прижмусь к тебе своей душой,
Прошепчу, что сглупила, дала маху.
Этот мир – он такой злой и такой большой.
Видишь.. Я умираю от страха.

Мы с тобой – половинки одной войны,
Все мои чувства искажаются в призме,
Будь со мной, доволоки меня до зимы.
Видишь.. Я умираю от жажды жизни.

29 августа 2008

19:35 

Через мир иду, появляюсь снова где-то,
Прохожу его насквозь.
Я ищу вопросы для своих ответов,
Я еще люблю тебя, и что-то сорвалось.
Я зарылась в фальши, мне уже не выбраться,
Слишком много лет прошло.
Что я делаю с душой, что же будет дальше,
Я надеюсь, что все будет хорошо.
Я тебя люблю еще, а ты меня не очень,
Много лет прошло, но недостаточно, наверно.
Если бы мы жили вечно – это знаю точно -,
Ты бы оказалась рядом непременно.
Я набита перекрестками по веки,
Но не испытала радости ни от одного пути.
Я для тебя стала лучшим человеком,
И мне не хватает самой малости,
Чтобы тебя с богом отпустить.
Пью таблетки, не ведусь
На соблазн сложить сюжет из четких строчек.
Пью таблетки днем, а вечером напьюсь,
Ох уж эти сроки, вот бы все было досрочно.
Я тебя еще люблю, а ты меня и не любила,
И я в поисках любви твоей бегу сквозь счастье.
И, пока бегу, я рада, что ты все забыла,
Что мое безумие не рвет тебя на части.
Лучше верь мне, я сама попробую себе поверить,
Но с надеждой буду чувствовать тебя.
Я люблю тебя давно. Это не убить и не измерить.
Я люблю тебя так долго, как люблю себя.

27 августа 2008

19:33 

Это уже решено: я придумаю себе правила.
Притворюсь твоей девочкой, надев ее маску.
Нет, я не виновна, это ненависть меня заставила.
Будем гулять – возьму тебя за руку, вогнав в краску.

Запущу свои пальцы между твоими, распутная,
Ты поймешь, что я – это не она, сразу.
В общем, вижу: из этого не выйдет ничего путного,
Она милая, простая, а я еще та зараза.

Разве что ободок примерить ее лаковый,
Смыть косметику, перестать на время пить водку.
И, не трогая тебя, привести на поле с маками,
Сфотографировать – чтобы вышло криво и нечетко.

Любое фото на маковом поле – пошлое,
Но мне ведь показывать тебе его не надо.
Просто я так затрону какую-то струнку прошлого,
Просто я так выцеплю тебя из нежных лап ада.

Ты посмотришь тогда на меня как на женщину
И, вероятно, захочешь на миг слиться в поцелуе.
Может быть, даже не нежном, а страстно-бешеном –
Именно в таком, какие меня волнуют.

Не знаю, чем закончится это представление.
Возможно, еще расскажу о нем позже.
Но я не виновна, это наше общее творение.
Я тебя ненавижу, и ты меня любишь тоже.

25 августа 2008

19:31 

Если хочешь грязи, приходи.
Я беру перьевую ручку
И пишу поэму у себя на груди.
Вверх ногами, строчка за строчкой.

И даже не по причине
И не из глубокого смысла,
А потому, что этого не делают мужчины.
Это предложение я закончу точкой,
А потом исправлю ее на точку с запятой.
Где-то возле кольца в правом соске
Самые важные слова повисли,
Это текст о том, что все должно быть точно.
Там говорится о моей тоске.
Там речь о том, что я постарею,
Что стану совсем не той,
Там речь о том, что я уже сейчас ничего не умею.

Чем выше забираются буквы,
Тем четче видны вены,
Они заставляют показывать самое сокровенное,
А у меня все самое сокровенное давно стухло.

Ближе к шее совсем тонкая кожа,
Я протыкаю ее насквозь,
Я не чувствую боли,
Но знаю, что что-то во мне порвалось –
Что-то, что мы видеть не можем.
Я захлебываюсь солью.

Струйка крови оставляет дорожку на животе.
Я уже не знаю, о чем пишу,
Совсем скоро последнее многоточие,
Я закончу эту поэму молча,
Я закончу ее одна, в пустоте.
Я тебя ни о чем не прошу.

31 июля 2008

Атриум Кохагед

главная