• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:21 

Ну что же с тобой делать.
Сигаретные руки, Одри Хепберн
И что-то еще беззвучно.
Зачем я такой смелый.
Зачем я тебя выучил,
Как мог так себя мучить.
Как бы мне с тобой не слиться,
Координатор моего сердца.
Ты не станешь платформой,
Полосой взлетной.
И даже расфасованным кормом
Для людей, жаждущих перца.
Итак: бегом.
К твоей плиссированной юбке,
Темному завитку в твоих мыслях.
С толковым словарем,
В котором числа.
Но что потом.

2 августа 2011

21:20 

Жизнь начнется,
когда я дам тебе знать,
Когда я дам тебе знак,
Когда я обращусь к тебе в третьем лице
Когда все травмы проявятся,
Закончится здравницей
Удар спиной об лед
Прямо посреди улицы.
Когда это все пройдет.
Начнется заново
Нелогичным биномом,
Я стану незаконной,
А ты моей раной.
Жизнь закончится
сменой меди на жесть,
Твой неуверенный жест
Обеспечит мне грубость шагов.
И, может быть, я провалюсь,
Каблуками расшатав порог.
Но я уже не боюсь.

3 июня 2011

21:19 

Меняли

Девушек, с которыми спали,
Положение рук во время танца,
Переходы на рестораны.
Кажется, мне осталось только сдаться,
Уже вроде даже не кровоточат раны.
Но куда еще пустить свою изобретательность,
Чем утолить жажду апогея обмана..
Мы еще можем изменить любимые страны,
Стать более внимательными,
Сменить белый на черный,
Убавить содержания, добавить формы.
И дойти до ресторанов еще лучше.
И тогда быть может представится случай
Сделать так, что мечты начнут исполняться,
И мы захотим остаться.

21 марта 2011

20:47 

Хлое 43 года.
Она пьет чай из зеленой кружки,
По вечерам читает про моду
И все еще верит своим подружкам.

Хлое 43 года,
Она почти безымянна,
Ее имя стерла погода
На завтра, когда Хлоя была пьяной.

Только я его помню.
Возраст Хлои остался в прошлом.
Ее взгляд слишком томный,
Ее сын давно брошен.

Хлое 43 год ,
А она и не знает.
Ничьей вины нет, такова уж ее природа,
Падает, но не летает.

Вроде живет, но не дышит.
Хлое 43 года.
Она 43 года меня не слышит.
Хлоя не верит в свою свободу.

Правильно. А что еще делать..
Хлоя не верить в чистоту мыслей,
Хлоя не верит в красоту тела.
А я вижу, четко вижу смысл.

Пишу сказку о принцессе.
Ей всего 43 года.
Она изгнала из себя всех бесов
И стала венцом своего рода.

Тонкая девочка белых песен,
Где-то у моей ключицы ее образ тает.
Этот мирок ей слишком тесен.
А других я не знаю.

10 октября 2010

20:46 

Ты так молода, он не столь, но ревет, как ребенок,
Проводя по белому кафелю пальцем.
На пальце кольцо, палец не по-мужски тонок,
Самое то, чтобы вышивать - у него даже где-то лежат пяльца.

Ты в томатном соке лежишь в ванне,
Вода от него, конечно, слегка солена.
Он решил - все случилось, как в той драме,
Которую вы смотрели оба у друга дома.

Он припомнил всю боль, что к тебе прибита,
Вспоминал все проступки свои и прочих.
Он все шепчет, что ты не будешь забыта,
Глупый, славный, он, кажется, дошел до точки.

Обезумев от горя, он боится к тебе прикоснуться,
Только трогает свои губы пальцами в соли.
У него даже мысли не возникло, что ты можешь проснуться,
Его ум застила пелена боли.

Он закуривает, тушит о стену окурок,
Тот падает на пол, он уберет его позже.

Это просто оздоравливающая процедура.
Ты уснула, а после встала еще моложе.

29 сентября 2010

20:44 

Мир богатых мужчин,
Худых женщин с ключицами-крыльями,
Что научат летать.
Я смотрю на него свысока.
Я один,
И так будет, пока
Не растопится лед.
Может, девочка где-то умрет,
Я увижу в ее волосах небеса,
Не смогу больше спать
И, конечно же, верить начну в чудеса.
Но пока я во снах,
Так беспечно и тихо, и выхода нет,
Там темно, только где-то из мира просвет,
Из домов тех богатых мужчин,
Худых женщин с ключицами-крыльями,
Что научат летать.
Я хочу вечно спать.

13 сентября 2010

20:43 

У этой девушки должен был быть День Рождения. Она его отменила не как праздник, а как факт - будто этого дня и нет вовсе. Никто не помнил, да и не было, особо, никого вокруг. Только где-то за третьим холмом впереди, она знала, сидел над своими книгами парень, похожий на цыпленка. А все остальные были далеко.
Какое странное послемартие. Расцвели девушкины любимые цветы, и она украсила ими свои качели, мысленно уверяя себя, что это не в честь даты. Так тихо было, будто крюльчик съел все звуки, хотя крюльчики уже давно в этих местах не водились. Девушка выбрала себе на сегодня длинное имя, наполненное гласными. Надо было расчесать волосы, но так лень, пусть кудрятся спутанными прядями. Даже залезать на качели было лень, но ведь надо, надо. И она поднялась с травы и села на толстые доски пушедуба. Посмотрела на солнца. Скоро они начнут слепить глаза каждый день и так до самого сентябрьска. Девушка вздохнула и начала раскачиваться. Сначала все мелко задрожало, потом девушка раскачалась сильнее, и дрожь улеглась. Тонкая спина на взлете коснулась знакомых веток деревьев, немного захватило дух, но тут же забылось. И когда ноги стали периодически заслонять от взора одно из солнц, земля тронулась. Сперва нехотя, потом быстрее она начала крутиться вокруг своей оси. Капризничала просто сначала. Она же знает, что каждый день - только так.
Парень, похожий на цыпленка, что-то вслух и громко критиковал в толковом словаре французского языка. Все не то, все не то.

3 сентября 2010

20:42 

Для тебя я буду девочкой,
буду мальчиком -
все равно.
Для тебя я буду летчиком-
испытателем -
как в кино.
На тебе ведь не сошелся весь
белый свет.
Потому, что ты не мой,
а это значит -
света нет.

23 августа 2010

20:41 

Я бы хотела белый мир
И снова писать стихи.
Окись жизни -
И чтобы слово "окись" было во всех словарях.
Я бы хотела белым цветом закрасить свои грехи
И начать по новой.
Я бы хотела заложить основу
Для новых падений.
У меня не срастаются звуки
С цветами моих наваждений.
Бей в барабан,
Открой свои двери.
Кто бы ты ни был,
Я тебе верю.
Я начну тебе верить,
Как только ты опрокинешь стакан.

17 июля 2010

20:37 

Когда мы встречаемся, всегда зима,
Так холодно, что холод не имеет дна.

2010

20:37 

Я не могу о тебе мечтать,
Я не могу по тебе страдать,
От желания осталась
Почти только одна усталость,
Но что-то еще бьется между сердцем и животом.
Я, по традиции, оставлю то самое слово на потом.
Я почти прыгаю с крыши,
Мой голос все тише,
Он шепчет твое имя и добавляет "услышь",
Он называет тебя "малыш".
Все сложнее фантазировать о тебе,
Ты все реже приходишь во сне,
А я все чаще жду таких снов.
Я словно падаю в глубокий ров.
Я лечу спиной вниз, а ты остаешься наверху.
Ты удаляешься, и я чувствую, что больше так не смогу.
Не проживу даже одного дня.
Во мне слишком много огня,
Он выжег все, оставил только себя и пустоту.
Между жизнью и мечтой я, определенно, выбираю мечту.
Только как же вернуть твой образ.. Черт, что же со мной стало..
Мне бы всего лишь образ, хотя его, конечно, мало.
Если б ты был настоящим, я бы прошла
Всю землю, я бы точно тебя нашла,
Чтобы дотронуться до твоей груди .
Есть что-то, что не дало бы мне сбиться с пути.

2010

20:35 

Она была такой неприятной, к ней на выдох не мог подойти никто.
Потные руки, юбка помятая, старое розовое пальто.
Она приглашала на танцы медленные, от кого-то даже цветы принимала.
И, вероятно, в чем-то была стервой, но этого, определенно, было мало.

Она ощупывала водянистыми глазками все животы проходящих дам.
Дома рисовала их тусклыми красками и ночью пила феназепам.
Она летом ходила на свидания, чаще вслепую, а то и в ночь.
У нее даже не было никакой мании, а таким кто из нас может помочь..

2010

20:33 

В чае со льдом отражаются призраки сна,
Там ждет за пятым кварталом поэта весна,
Холодом пальцы считают количество лет:
Еще двадцать монет, всего двадцать монет - и должно хватить на билет.

Через дорогу зазывно горит светофор,
Врет - только стоит ступить, передернет затвор.
Встанут из грязи все образы прожитых зим.
Ну и что, сигаретный дым, есть сигаретный дым - значит ты не один.

Мир с видом школьницы в мае сжимает тиски,
Стены раскрашены в желтый, но слишком близки.
Даже под клавишей 'точка' завелся подвох.
Тебе что-то кричит бог, надрываясь, кричит бог - и ты делаешь новый вдох.

28 января 2010

20:11 

У меня всегда было довольно хреново со страстью,
За это в меня бросали камни и обвиняли во лжи стихи,
Мне приписывали невозможность быть в чьей-то власти,
Мне вливали в открытую глотку мои грехи.

Меня били по скулам, меня окунали в воду,
Кормили экстази и не давали феназепам.
Мне кричали про дрожь, про любовь, про погоду,
Прибивали по вторникам сталью к моим годам.

И вот после всех этих тщетных чужих попыток,
После "выросла", "ладно", "да бог с ней" и "все пустяк",
Мне вдруг встретился ты и открыл эру пыток,
Не для выгоды, не ради денег, а просто так.

Ты мне снишься по пятницам, средам и летом,
Поражает твоя способность убивать настолько издалека,
Ты за сорок пять лет и страшное число километров
И все же ближе сводов этого невыносимого потолка.

В твоем арсенале руки, улыбка и плечи.
Плечи, плечи, плечи миллионы раз.
Я ненавижу то, что представляю тебя сто раз за вечер,
Но все же не могу оторваться от твоих бездонных глаз.

Мое тело стало тяжелым и невесомым сразу,
Мои губы все чаще открыты, я все чаще дышу ртом,
И все это значит только одну совершенно дикую фразу,
Написание которой здесь я все оставляю на потом.

Да что мне делать, как живут с этим все эти люди,
Уверена что однажды где-нибудь в метро я просто закричу.
Говорят, это прогрессирует, господи, что же будет,
Я уже сейчас могу убить себя от того, как сильно я т

15 декабря 2009

20:09 

Не поэтессный взгляд, не запутанные сигаретами руки,
Я не кутаюсь в ша.. ни во что, не страдаю от вашей скуки.
У меня в глазах не Питер (не убить ли себя за это слово..),
Не тонкая нежность дождей (вот от этой фразы любому трезвому человеку станет херово).
Там отрывки из "Ягуара" с мечтою быть чьей-то и где-то,
Там все прочие фильмы, в которых встречается его мексиканское лето.
Там Куба без всяких этих - про лифчики и хорошие фигуры,
Там, если женщина, то не с загадкой, а полностью обнаженной натурой.
У меня в глазах не больше, чем зрачки на черном, видны вокзалы,
Измены, страдания, кофе и места, в которых дело за малым.
Нет. Где тут восклицательный знак.. У меня все просто.
Автомат по кличке Кемпер, по кличке Клиффтон - остров.
Никакой этой ругани на разврат и антиморальность,
Никакого принятия слов "нормальность" и "ненормальность".
Небо - есть, каюсь. Каюсь сто тысяч раз и еще пару.
Но в это небо не запиханы песни, волосы и гитары.
На него не налеплены скулы и.. все, окончательно перечисления надоели.
Того, что есть там у всех. Но я такая же, как все, съели..
Те же детские настольные игры и та же квартира без кресел,
Та же нелюбовь с риску и влюбленности, нелюбовь к интересу.
Узнаете? Нет? Да ну блин, тогда просто поверьте - снова.
Но с чего бы, если мне от ваших фраз становится херово,
Если у меня все эмоции заканчиваются на кончике ножа по кличке Дамер..
И если я люблю, люблю заточения внутри всех вышеобозначенных камер.

29 ноября 2009

20:05 

О том, кто же все-таки самый высокий в мире

Тебе бы представить, как я тебе не верю -
Только хоть однажды вообразить.
Это чувство неверия не знает меры,
А значит не может ее изжить.

Оно как все самое-самое в мире -
Я изучала зоологию и прочие науки.
Когда я по субботам стреляю в тире,
Мое неверие твоим словам - в звуке.

В том, с которым срываются жирафы
С пластиковых пьедесталов картонных полей.
Ты знаешь, мне это все уже по.. по этапу,
Разоври меня хоть на тысячу частей.

Лишь бы не быть стоп-краном там, где твои двери,
Я согласна даже жить тем, что не умрет.
Просто однажды я не сделаю вид, что верю,
Где-то через три дня после того, как наступит новый год.

29 ноября 2009

19:53 

Дождь скрывает твои следы,
А что ему еще делать..
Ты подкупила его красотой тела,
Когда тебе все надоело,
И хотелось только воды.

И я ищу тебя по волосам -
По их запаху и цвету вишни,
В прошлый раз ничего не вышло,
Но с тех пор я стал лучше слышать
И слышу твоих богов голоса.

Они зовут тебя в страны грез,
Где солнце ярче, конечно, светит,
Где небо всегда на мольбы ответит,
Идти туда помогает ветер,
Но я еще верю, что ты не всерьез.

Что я поймаю тебя за рукав
Однажды в полдень днем весенним,
В секунду стану твоим спасеньем,
И, оглушенная птичьим пеньем,
Ты громко скажешь, что все пустяк.

18 мая 2009

19:43 

Отвернешься - уже готова,
Обрамленная льдом весенним,
Для влюбленности, для озноба,
Пережившая новоселье,

Затворившая двери тира,
С перерезанными крылами,
Она встала на карту мира
Сапогами.

12 мая 2009

19:42 

Когда я закончу писать про девочек,
тонких и ломких, с небес сошедших,
когда я растрачу последнюю мелочь,
когда перестанут звать сумасшедшей,

когда с верхних полок польется градом
вина за все боли и все раздоры,
я, может, пойму, кто живет с тобой рядом
Когда я забуду последний спор,

когда мои сны изойдутся трещинами,
когда все заменят горчицу на соты,
когда у меня не останется женщин,
я, может быть, пойму, кто ты.

16 марта 2009

19:42 

Был - да вышел весь
Мальчик из соседнего подъезда
С мощными воротами на въезде
В душу. Да мы и не знали, что она у него есть.

Жил - и нет его.
Для него теперь не действуют законы.
Даже если б мы и были с ним знакомы,
От знакомства бы сегодня не осталось ничего.

Это просто рок.
Не давать себе свободы, словно в клетке птице,
И не отпускать себя в свои же небылицы,
Чтоб однажды пулю отпустить себе в висок.

27 февраля 2009

Атриум Кохагед

главная