• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:48 

Мы в ответе за день и за ночь на луне,
Нашу жизнь надо сделать до боли простой.
Мир – лишь то, что мы видим минуту в окне.
Нет, не лишь, слишком много – и мир холостой.

Я его бы сженила с подругой-луной
И спалила дотла, и связала в узлы.
Но он хочет быть слабым - и только со мной,
Наши жизни с ним грезят о том, что просты.

Я скатаюсь в клубок и уйду на закат,
Очень лунный, но все же, наверно, земной.
Дорогая луна, я забуду твой взгляд,
Ты прости: я отдам все, что хочешь, зимой.

Разразится война, распалятся огни,
Мы умрем на войне и восстанем к утру.
Это лето – зима, в наших снах – наши дни.
На окне я пишу о ночном рандеву.

3 декабря 2007

18:40 

Она смеется всей жизнью,
всей ее сутью,
она делает воздух ртутью,
красит глаза в цвет болота
и в цвет заката;
ее глаза – как агаты.
Она сделает любого жмота
самым щедрым на свете парнем.
Дома у нее в синих горшках – пальмы;
дома ее ждет мама.
Мама вяжет носки и верит в чудеса,
но мамины чудеса часто становятся тайнами.
Одна из тайн – ее улыбка.
Улыбки бывают разными,
бывают зыбки,
бывают родными, бывают заразными,
бывают такими, что посылают с балкона,
бывают грустными, как поцелуи в вагонах.
Они бываю ценны,
Бывают без смысла и без лица.
Ее же улыбки просто бесцельны,
Вернее – их цель не имеет конца.

Ее улыбка – всем, кто мечтает о лете,
Каждому, кто смотрит на нее издалека.
Перемещаясь в метро, не думая ни о чем на свете,
Она улыбается сводам потолка.

Еще у нее есть движения,
Она – электричество, вена провода.
Бесконечное, бездонное всех отражение –
Она живет и дышит без повода.

В тот вечер я увидела ее на остановке,
Задержала взгляд и лишилась своих проблем.
И в тот же миг, без промедления и подготовки,
Мне захотелось рассказать о ней всем.

23 ноября 2007

18:38 

Ты - привязанность, отойди с пути,
Ты безликая, обернись же обратно точкой.
Перечитай все мое, вообрази себе, накрути,
Но помни - все дело в последней строчке.

Я хочу поставить тебя после слов о них,
О самых любимых, о самых желанных.
Мы с ними - родными - делим все на двоих,
Пополам, для тебя это, кажется, странно.

Я не хочу тебя, не хочу тебя замечать,
Может быть, даже сотру, а, поверь, это больно.
Лучше выгляни самоубийцей из-за моего плеча,
Да будь же сильной, покажись же хоть раз достойной.

Спрыгни с крыши, перережь себе пару строф,
Только уйди с глаз долой и не дыши даже.
Не смей грустить, закопавшись в могильный ров,
Не смей рыдать, ты смываешь со скул сажу.

Ты - во всем, невидимка, ты в каждом дне,
На любом экране - ты, ненавистная заморочка.
Ладно уж, вернись, разрешаю прийти пару раз во сне.
Только помни - весь смысл в последней строчке.

8 ноября 2007

18:37 

Мне кричат, что любви не найти за дождем,
Под опавшими листьями, пыльной росой,
Говорят, что мы живы, что мы не умрем,
Не уйдем за любовью - нагой и босой.

Меня держат за плечи, мне смотрят в глаза,
Повторяют по буквам: "Судьба решена.
В нас не будет любви, нет дороги назад -
В те века, где людьми управляла она.".

Мне целуют ресницы, велят не смотреть
На следы, что оставил господь на снегу.
Мне твердят, что нельзя от любви умереть.
Только, думаю, я все же скоро смогу.

26 октября 2007

18:31 

У меня есть знакомый из первого детства,
И знакомство почти невесомо.
Мы с ним видимся редко, у него дома.
Открывает мне дверь и садится в кресло – и оттуда мне шлет поклоны.
Достает из-под кресла коньяк,
Говорит, что это все – незаконно,
Что его жизнь – сломана,
И вообще все не так.
Разливает коньяк на ковер, выбегает за дверь, а за дверью окно.
Его нет пару дней, я сажусь на диван,
Начинаю смотреть кино.
Через сорок часов он приходит без правой ноги,
У него в спине нож, он кричит: "Не могу больше жить.".
Я не в силах помочь, и просто шепчу: "Смоги.".
Без мечты он никто.
Разливает коньяк по бокалам, снимает пальто.
Мне всегда его мало,
А он стонет:
"Да вообще – все не то.
Моя жизнь разорвана на куски,
Я умру от тоски.".
Не умрешь. Мне нельзя до него докасаться,
А он предлагает остаться.
В общем, я ухожу от него давно. В ночь, в полночь.
Через дверь, за которой окно.

12 октября 2007

18:02 

Она осталась живой кошкой – такой, про каких ставят спектакли для детей, по которым взрослые потом порой снимают порнографические фильмы. Но что-то ведь человеческое в ней появилось, и мне иногда становилось неуютно, когда я ловила себя на мысли, что собираю почти черную шерсть с кружки. Бывало, она сворачивалась в кресле комочком, и я слышала тихое мурчание. Но иногда я слышала "не надо" и "мама". В те редкие дни, когда мы разговаривали, она рассказывала, что ей снятся авиакатастрофы, сцены насилия из не так давно просмотренных фильмов и страшные сказки, которые я ей читала, когда она была еще совсем кошкой.
Ох уж мне это 'совсем', ничего лучше нельзя было придумать. Совсем чужой, совсем близко, совсем насовсем. И я не знаю ничего хуже, чем чуть-чуть. Слегка, наполовину, на четверть, на первую, вторую или третью треть. Т–ррреть.
А какие у нас были споры, когда она хотела начать стричь когти. В принципе, я боялась с ней спорить, но это был какой-то предел, что-то такое, что со мной совершенно не хотело жить. Оно гнало меня из комнаты на кухню, из кухни в подъезд, из подъезда гулять по зимним немым улицам – и я сорвалась. Взорвалась, сдетонировала, а весь мой страх на несколько дней улетучился. Потом он вернулся, мы нашли какой-то компромисс, но все это в недалеком прошлом.
Меня уже не волнуют ее когти, она уже не пристает ко мне с тем, что умеет шевелить ушами, я живу в вечном едва заметном напряжении, она в постоянном блаженстве, которое представляет из себя неотъемлемую часть ее кошачьей жизни. Я настаиваю на этой формулировке, думаю, вы уже поняли. Чего я больше всего не хочу – так чтобы все снова поменялось. Обратно или еще круче, не хочу даже, чтобы стало спокойнее. Потому что знаю я это 'стало'. Было – стало.. Перестало, обновилось, задвигалось, переставилось. Страшно. Обидно и неприятно. Тревожно, ненадежно, неизгладимо.
Пусть гуляет по улицам, пусть однажды даже приведет кого-то и скажет, что это ее друг. Я выпью пару таблеток и залезу с ногами на наше единственное кресло, уставлюсь в телевизор с его выключенным звуком и быстро усну, свернувшись калачиком. А утром она мне, может быть, скажет, что я мурлыкала во сне.

10 октября 2007

16:37 

Нас разделяют 20 лет
И 20 000 сигарет.

14 сентября 2007

15:17 

Мне сегодня 12 лет,
И, наверное, жизнь проходит.
В ней припев заменил куплет,
А талант за цинизм заходит.

И уже не страшна печаль,
Звезд и лун не хватаю с неба.
Ставлю песни, печати, чай,
Роспись ставлю июльским снегом.

Мне удобней побыть одной,
Вспоминая друзей вчерашних,
Чем придумывать мир иной -
Создавать уже просто страшно.

За дубовым седым столом
Я теперь не творю с разбегу.
Все стихи завязала в том,
Все мечты обратила в негу.

В горизонт влюблена Нева,
Завершившись. А я кем стала..
Да: спокойна, честна, жива.
Мне 12. Наверно, мало.

17 августа 2007

14:10 

Оставьте нас в покое, сны,
Мне до земли не достучаться.
А все, что надо нам, - расстаться,
Оставив отблески весны.

Миледи, Вам нельзя влюбляться,
Убьете метко и навзрыд.
А помните небесный бит,
Что нас заставил попрощаться..

Не помните.. А мне порой
Остатки неба льются в руки.
Я знаю, все, что вне разлуки,
Осталось в памяти игрой.


Мне бесконечно снятся наши
Сошедшие на нет ветра.
И если это не игра,
То мне уже не страшно даже.

3 августа 2007

14:09 

Это белая засуха сонных равнин,
Она льется, как красные строчки заката.
Он не знает, что мною все так же любим -
Как столетье назад, как вчера, как когда-то.

Он не знает, что солнце еще не зашло,
Что дожди не спустились с холодного неба.
Он не знает, что мне здесь все так же тепло -
Среди нашего старого черного снега.

Рассказать ли ему, как любуюсь мечтой,
Что растаяла льдом, покидая вершины
Горных круч, где летаю, питая собой
Их обрывы и тропы, свои годовщины..

Передать ли по ветру ту нежную дрожь,
Что впитала пустыня последнего взгляда,
Шорох леса, что умер, сражаясь за ложь,
Передать – или, может быть, все же не надо..

Этот ветер принес бы ему голоса
Всех цветов-небылиц, что взрастила природа,
Свет всех звезд и комет, всех полей, где роса
Остается всегда – так решила погода.

Он бы поднял свой взгляд, посмотрел в небеса,
Сделал вдох и на миг одиночество скинул.
И забыл бы меня. И мои голоса.
И наш вечный закат. Так решили равнины.

25 июля 2007

14:07 

Я не буду мир с тобой делить,
Лучше я его с тобой умножу.
Арифметика простая: не прожить
Без меня тебе, и мне без тебя тоже.

Разлетятся птицы по зиме,
Отцветут гастроли звезд эстрады.
А наш мир распустится, и мне,
Кроме нас, других людей не надо.

Кто-то пробует играть на все лады,
Струны рвутся, их опять меняют.
А наш мир даст нам с тобой плоды,
И все птицы соберутся стаей.

От всех рек не хочется отпить,
Испытать не хочется все стужи.
Я не буду мир с тобой делить,
Мне другой мир, кроме нашего, не нужен.

24 июля 2007

14:06 

Мне не будет больше смысла
Жизнь обтачивать, как числа,
Но и сил нет доползти до чистого листа.
Голос сладок, но простужен,
И ты мне, как прежде, нужен,
Да и если мы уйдем, то это неспроста.
Мир ложится строго в рифму,
Изучаю логарифмы,
Дожидаюсь: все решится раз и навсегда.
Вот дилемма: два вопроса,
Выбрать невозможно просто.
Я спрошу тебя, а ты мне точно скажешь "да".

19 июля 2007

14:05 

Телефон пустой изнутри, снаружи,
Я с тобой простой - и уже не нужен.
Не звонишь, не ждешь и не варишь кофе.
Это все же ложь, даже если в профиль.
Я не сплю, не ем, не читаю мысли.
Не пойму, зачем, если жизнь без смысла.
За окном январь, недопитый с мая,
Улечу, как встарь, в лебединой стае.
Упаду во мрак, если мне прикажут,
Я уже не враг и не близкий даже.
Под ключицу нож, а по крыльям ветер.
А ты снова ждешь, значит я в ответе.

19 июля 2007

14:04 

С днем рожденья твоей половинки.
Оставайся холодной, как льдинка,
Не роняй ни платка, ни слезинки
И не лги мне, как было всегда.
Не считай сдачу, пой через силу,
Не цепляйся за сны и квартиры,
Дослужись до цветного мундира,
Знай, что ты неподвластна годам.

Строй миры, жги цветы и игрушки,
От ночей оставляй только стружку,
Сочини себе куклу-подружку
И за доллар продай через год.
Ты мудра и, наверно, достойна,
Чтоб никто не мог сделать так больно,
Что назад ты бы, словно безвольно,
Повернула. Иди лишь вперед.

12 июля 2007

13:51 

Она подхватила чужую идею,
озвучила
и ушла на дно.
Что-то потом случалось, но на самом деле
ей всегда было все равно.
Она не знала ни одного языка
из тех, на которых пела,
даже родного.
Никто так и не понял потом,
что она все-таки сделала.
Она загибала
назад челки,
выдыхала томно,
но смысла в этом не понимала.
Она была в меня влюблена
дольше, чем я в нее.
Она хотела на всех,
кто пишет стихи, написать:
"Пишу стихи.".
Она не прощала смех,
но прощала грехи.
Однажды
она попрощалась со мной -
совершенно беззвучно.
Впрочем, это случилось дважды,
так она строила из себя мученика.
Не знаю, смогла или нет.
У меня в свое время не получилось
дать ответ
на нее "я боюсь"
и сделать из нее принцессу.
Она так и осталась бесом,
попрощалась со мной, но до сих пор не прощает,
а я до сих пор смеюсь.

14 июня 2007

12:44 

Через год - воскресенье вербное,
Мы испачканы вербной сажей.
Все, что знаю, наверно, верное.
И, наверно, вернее даже.

3 июня 2007

03:32 

Вот что было в начале:
Он почти уже сдох на пороге последнего дома по улице.
Все кричали, прохожий ссутулился
и продолжил путь в сторону центра.
Кто-то тихо сказал:
"Может, надо помочь?".
Закричали сильнее: "Сейчас -
ночь.
Два часа и еще два процента.".
Ну а кто-то - шагнул и упал на колени.
И испачкал в крови пиджак и брюки.
На кого-то смотрели глаза,
мокрый нос уткнулся в руки.
Вот что было в конце:
Мы бежали.
То есть, нет, я бежал,
ты лежал у меня на плечах.
Было больно и страшно, а они замолчали.
А еще была ванна в крови,
километры бинтов и без четверти три.
А потом я рыдал при свечах.
Вот что было всегда:
Будто боги не знали,
что случится без четверти два.
В половину
Подсказали бы выйти во двор
И зарезать того, кто так ранил тебя.
Уж теперь из себя пусть не строят невинных.
Мне осталось тебя хоронить.
Но сначала придется понять,
как случилось, что я ничего не могу изменить.

18 мая 2007

03:29 

Ты мне скажешь, скажешь, скажешь; закричу.
Оставайся даже, даже через "не хочу".
Будь неровным и неверным,
будь простым, пустым, надменным,
но со мною непременно.
Это солнце ярко светит через боль (мне больно, больно),
Я вложила всю себя в свою любовь, спокойно, стой.
Дверь закрою, не пущу,
я привыкла быть с тобой,
Ты останешься, я все тебе прощу.

16 мая 2007

03:27 

Это уверенный взгляд с неба,
Ты знаешь правду, девчонка, точно.
Судьба все кидала нам крошки хлеба,
А потом отпустила тебя досрочно.

И льется дождь до этого срока,
Ты старше, моложе и снова старше.
Слышишь.. Жизнь – еще та морока,
Камень швырнет за смех и за кражу.

А мы ведь крали, черт, как мы крали
Все это солнце и лишние фразы.
Я вижу отсюда: ты вся в медалях,
Ты светишься ярче всех солнц сразу.

16 мая 2007

03:25 

У меня не погашен свет,
Мать в кроватке уже не плачет.
У меня есть на все ответ
И, конечно, на все есть сдача.

Из окна на пол льется ночь,
В моей комнате ей спокойно.
У нее скоро будет дочь,
Неожиданно и невольно.

В моей комнате мертвый сад,
У меня было много крестных.
Я их всех отправляла в ад,
Оставляя кресты на веснах.

Взгляд с обложки, паркет, стекло,
Свет погаснет, наверно, в полночь.
Мама, спи, это так легко,
Ты потом ничего не вспомнишь.

Эти сутки длинней зимы,
Бесконечной в забытом саде.
Мама, спи, это тоже мы;
Нас еще предадут награде.

Потолок отражает тень,
Там война, значит мне не больно.
Очень скоро наступит день.
Я, наверно, его достойна.

11 мая 2007

Атриум Кохагед

главная